Назад

Быстро не выйдет

Ландшафтный дизайнер, Андрей Карагодин, садоводство, садоводы, как создать хороший сад, проблемы сада, дизайн сада, 

сад, растения, цветы, грядки, деревья, кусты, посадки, садоводство, палисадник, теплицы, розарий, летний сад, участок, прополка, удобрения, кустарник, газон, ландшафный дизайн, высадка растений, садовый питомник, ландшафный дизайн, арборист, пруд на участке, садовник, зеленые насаждения, крупномеры, водополив, пруд, газон,

Рублёвка, Новая Рига, На Рублёвке Life, На Новой Риге Life, Барвиха, Горки-10, Новости Рублёвки, Новости Новой Риги, Новорижское Шоссе, Рублёво-Успенское Шоссе, Газета На Рублёвке, Газета о Рублёвке, Газета На Новой Риге, Газета о Новой Риге, Всё о Рублёвке, Всё о Новой Риге, отдых на Рублёвке, отдых на Новой Риге, организации на Рублёвке, организации на Новой Риге, портал о Рублёвке, портал о Новой Риге, справочник Рублёвки, справочник Новой Риги, афиша Рублёвки, афиша Новой Риги, события на Рублёвке, события на Новой Риге, Рублевка, На Рублевке Life, На Рублевке Лайф, Горки 10, Рублево Успенское шоссе, Газета на Рублевке, жк Новая Рига, Новая Рига, Новая Рига сайт, Рублева Успенское шоссе, Горки 2, Раздоры, деревня Жуковка, Элитный района, на районе, Архангельское, Истра, Красногорск, Одинцовский, Подушкино, Лапино, Усово, Ильинское, Петрово-дальнее, Миллениум, Крокус сити
Назад

Быстро не выйдет

Историк и ландшафтный дизайнер Андрей Карагодин – о добротном саде.

00:00, 06 мая 2020

Историк и ландшафтный дизайнер Андрей Карагодин – о добротном саде.

До недавнего времени казалось: уж если говорить о садах, то нет в мире континента благополучней примерной Европы. Вилла Адриана и сады Боболи, Версаль и Сан-Суси, Шенбрунн и Ла Казерта – именно в Старом Свете расположены великие парки мира, это оттуда всю жизнь шла к нам «зелёная мода». О том, чтобы устроить у себя французский парк или английский, русский человек уединённо размышляет уже триста лет, посматривая с завистью в край стриженых боскетов и изумрудных лужаек. Смотри «Мёртвые души», том первый, глава вторая – «Путешествие в Маниловку».

Но Европа, увы, уже не та – и оттуда стали приходить тревожные для нас, садоводов, вести. В прошлом году навсегда перестал принимать посетителей сад Пита и Ани Удольфов в местечке Хюммело на границе Голландии и Германии. Удольфа часто называют последним из великих садовников Запада. В восьмидесятых он совершил переворот в садово-парковом искусстве, похожий на тот, что его соотечественник Рэм Колхас сотворил в архитектуре. Постмодернист и весельчак Удольф предложил разбивать сады «от противного», где главным системообразующим элементом были бы не деревья и кустарники, как у Людовиков и Виндзоров, а травянистые многолетники – растения, которые всегда считали сорняками. Преимущество сада Удольфа в том, что его можно устроить на небольшой площади, а на пик декоративности он выходит не за десять лет, как древесно-кустарниковый, а за три года.

Прошёл год, и вот неделю назад из той же Голландии сообщили, что закрылся ещё один образцовый сад, известный всем садоводам-инстаграмщикам, бывший местом паломничества последних десятилетий – Якобстуин на севере страны, во Фризии. Это тоже был сад многолетников, и его тоже на протяжении двадцати лет делали, экспериментируя на все лады, в небольшом поместье вокруг собственного дома два влюблённых в природу энтузиаста – бывший инженер сцены Яп де Врис и его жена Мария. Причём если Пит Удольф просто закрыл свой сад от посторонних, то чета де Врис продаёт сад и вовсе переезжает в имение поменьше. «Закаты и восходы в туманном кружеве любимых соцветий и колосков – это прекрасно, – рассуждает Мария. – Но, заводя сад, подумайте тысячу раз, справитесь ли вы с ним. Или будьте готовы нанимать садовников. Поверьте: сад, каким бы на вид простым он не был, всегда будет требовать гораздо больше времени, чем вы предполагаете!».

Золотые слова! Сколько раз мне доводилось произносить их, консультируя святых в своей простоте рублёвских землевладельцев, решивших устроить на песках Николиной Горы «маленький Версаль» или уже вкопавших в бесперспективный суглинок еловой чащи посёлка «Ландшафт» заморских экзотов на миллионы рублей, а то и евро, и удивлённых тем, что на Европу всё равно почему-то не похоже: половина кустов на второй год загибается, а прямые линии стрижки вскоре начинают напоминать тревожные протуберанцы русского мира, его, по Гоголю, чушь и дичь! Помню одного ретивого банкира, от которого я попросту сбежал: он хвастался, что построил дом меньше, чем за сезон, и вознамерился провернуть такую же штуку с садом, для чего, ещё до моего приезда, успел зачем-то снять весь и без того неглубокий плодородный дёрн, заменив его песком. Когда я сообщил, что только восстановление этого ущерба и посадка сада займут несколько лет, и ещё лет пять понадобится, чтобы всё укоренилось и разрослось, и всё это время сад надо будет контролировать, подкармливать, подрезать, формировать – он решил, что я шучу. Мол, чего тут такого: посадил, да и всё!


Пошлю ему, пожалуй, ссылку на интервью Марии де Врис. Пусть задумается, почему по-настоящему великих парков в Европе не разбивают со времён абсолютных монархий. И воздаст запоздалую дань исчезающему искусству, перефразируя Ницше, философствовать граблями и секатором посреди маниловщины и хлестаковщины последних времён.

Автор:
Редакция
Читайте также
Важнейшая из находок
Читать
Вход / Регистрация
Зарегистрироваться через аккаунт
Пароль
Подтвердите пароль
Зарегистрироваться через аккаунт
Для завершения регистрации подтвердите E-mail