Назад

Встреча в Ницце

Встреча в Ницце
Назад

Встреча в Ницце

В новом детективе Остапа Стужева «Золотые пилигримы» спецслужбы расследуют самое дерзкое алмазное ограбление XXI века. В этом номере мы публикуем фрагмент этого захватывающего произведения.

16:28, 16 декабря 2023

Ровно в девять вечера, рассчитавшись с гарсоном и оставив тому щедрые чаевые, лжерантье, прихватив с собою смятую газету, подошёл к столику, за которым, нервно поглядывая на часы, Самсонов потягивал через пластмассовую трубочку апельсиновый сок.


– Bonsoir monsieur! Чего это ты без настроения? – спросил он, очевидно довольный произведённым эффектом.

– Не надоел этот маскарад? Как к тебе лучше обращаться? «Месье» или «гражданин»? – с плохо скрываемой досадой от своего просчёта проворчал Самсонов. 

– Зови меня Филипп. Имя, как ты знаешь, не настоящее, но я привык к нему.

– Добро, Филипп. Зачем встреча?

– Я узнал, ты при делах у нас на родине, а значит, сможешь мне помочь.

– Ты в бегах? Тебе нужен паспорт?

– Я своё отсидел, гражданин начальник, расслабься, – рассмеялся он в ответ.

– Тогда что? – не сумев сдержаться, довольно резко спросил Сергей.

– Слушай меня внимательно, касатик, – голос говорившего незаметно изменился, и стало понятно, как это для него важно. – Как я догадываюсь, ты и слыхом не слыхивал о том, как в Антверпене в две тысячи третьем году распотрошили банковские ячейки подземного хранилища Diamante district. Про это много писали, но сейчас это не главное. Мы с партнёром сделали всё так, чтобы большая часть куша досталась нам. Но я оказался слишком доверчив, опрокинул других и сам оказался на бобах. Такая вот се ля ви.


Мои подельники-итальянцы, ребята со стержнем, бельгийским мусорам меня не выдали. Уверен, они по сей день не догадываются о моей роли в этой комбинации. Наверняка считают, что я остался с носом, как и все. Разница только в том, что я точно знаю, кто нас кинул и где его искать. Ты мой должник и не можешь отказаться мне помочь в этом деле. Прежде чем выйти на тебя, я навёл справки и знаю: у тебя есть такие возможности. И ещё. Я дам тебе аванс из сладких остатков, что достались мне тогда.



2023_12_16_vstrecha1.jpg



– Мне надо подумать. Да, и ещё: не называй меня больше касатиком, если не хочешь получить в нос. Лады?

– Хорошо, полковник. Теперь я буду обращаться к тебе только так, но думать времени не дам. Это не предложение, это условие, при котором ты останешься на плаву, а не поедешь шить варежки на красной зоне, – Филипп протянул ему свой телефон, на экране которого Сергей без труда узнал фотографию того самого барыги, которому скинул припрятанную ювелирку перед отъездом из Свердловска.

– Ну ты и урод. Ладно, о какой цифре реально идёт речь? – спросил Самсонов, едва сдерживая желание броситься на сидящего напротив человека и прикончить его прямо здесь, не думая и не боясь никаких последствий.

– Точной цифры не существует. Те, кто участвовал в схеме, получили страховые выплаты, но они держатся в тайне. Когда мы с Адамом планировали это дело, должно было получиться около четырёхсот миллионов, минус адвокаты, накладные и сопутствующие расходы. Минус доля участвовавших в этом коммерсантов и клерков страховых компаний.


На самом деле там много белых воротничков замешано – и без их участия всё это не имело большого смысла. Большинство камней не отшлифованы, но при этом помечены, и скинуть их можно, только находясь внутри рынка, доступ на который закрыт для таких, как я и ты. Короче, на нос получалось около пятидесяти лямов, ну, может, чуть меньше.


Итальянцы были в курсе всего, кроме точных цифр. По бельгийским законам сумма украденного не влияет на тяжесть наказания. Все были готовы отсидеть по пятёрке за причитавшуюся им долю, а она по-любому получалась немалая. По договорённости они должны были получить по десять миллионов евро наличными, ну в смысле на номерные счета.


Всё, что было найдено полицейскими, – это плёнки и остатки бутерброда на блюдечке с золотой каёмочкой. Моё предложение такое: мою долю делим пополам, но этого человека надо наказать, он не прав не только передо мной. Итальянцы меня не сдали, и, как видишь, я свободно передвигаюсь. Так что с ними надо будет рассчитаться. Большие цифры делить легко.



2023_12_16_vstrecha.jpg



Легко сказать, например: «Получишь пять или десять миллионов», и собеседник это хавает просто потому, что сейчас у него нет ни пяти, ни десяти, ни одного – и ему всё равно, сколько свалится на него с неба халявы. Большинство просто никогда не держало такие суммы в руках. Но как только речь зайдёт о привычных каждому цифрах, не допросишься и ста евро взаймы.


Из-за чаевых многие переживают так, словно эта мелочь может что-то изменить в их жизни. К сожалению, я это понял только сейчас. Как только обещанное мне и итальянцам приобрело реальные формы, мой бывший товарищ повёлся на бабки. Скорее всего, он попросту решил, что всё равно никто не будет доволен дележом, оставил всё себе, заплатив только тем, кого не смог обойти, – закончил свой рассказ урка международного класса.


– Так ты у нас альтруист? А про аванс не забыл? – поинтересовался Самсонов.

Спорить сейчас о целесообразности делить с кем-либо гешефт от столь опасного и запутанного дела не имело смысла.

– Приятно слышать умные слова, – Филипп достал из кармана брюк маленький мешочек, похожий на кисет для махорки.

Положив вещицу на столик перед собой, он лёгким щелчком пальцев отправил его скользить в сторону сидящего напротив мужчины.

– Сколько?

– Достаточно.

– Что дальше?

– Встретимся в Москве через десять дней. Можешь начинать работу сейчас. Вот данные на этого человека, – Филипп протянул ему сложенный вчетверо листок бумаги в клеточку.

Накрыть «Поляны»
Читать
Вход / Регистрация
Зарегистрироваться через аккаунт
Пароль
Подтвердите пароль
Зарегистрироваться через аккаунт
Для завершения регистрации подтвердите E-mail