Назад

Дмитрий Дибров: «Насаждай вокруг себя жизнь!»

Дмитрий Дибров: «Насаждай вокруг себя жизнь!»
ФОТО: АЛЕКСАНДР ЛАСКИН
Назад

Дмитрий Дибров: «Насаждай вокруг себя жизнь!»

Советский и российский журналист, шоумен, телеведущий, продюсер и режиссёр, а также певец, музыкант и актёр — о важности семейных традиций, секрете гармонии, полезных увлечениях супруги, работе над собой, донских раках и любви к Рублёвке.

09:32, 14 июня 2024

— Дмитрий, помимо того что вы один из самых популярных телеведущих, вы ещё многодетный отец и счастливый супруг. Этот год в нашей стране объявлен Годом семьи. Какие особые традиции есть в вашей большой семье?

— Традиции — это то, что повторяется из года в год, а лучше бы изо дня в день. Наша семья развивается, у неё есть будущее, и это радует. Но одновременно это означает, что жизнь меняется стремительно и что-либо раз и навсегда затвердить всё труднее.

Раньше, когда все трое наших детей ходили в детсад, было не трудно выдерживать вот какую традицию: что бы ни происходило, каждый субботний вечер вся семья обязательно садилась за стол. Мы ужинали, и каждый рассказывал, что интересного происходило с ним за неделю.

Такая традиция помогала мне в семейной педагогике. Это ведь всё-таки внуки основателя и первого декана филологического факультета крупнейшего вуза юга России — Южного Федерального университета, и к таким субботам каждый должен был написать по короткой новелле. Так в споре с Сетью побеждала книга.

фото: АЛЕКСАНДР ЛАСКИН

2024-06-14-1000.jpg



Но жизнь безжалостна в своих коррективах. И вот уже старший сын с одноклассниками в субботу отправляется в джаз-клуб на Маросейку, к среднему приезжают свои друзья, и они носятся по дому, снимают фильм на смартфоны… Да и Полина увлечена своим «Клубом рублёвских жён», и в нём по субботам проходят яркие мероприятия. Которые, кстати, зачастую становятся «Клубом рублёвских мужей»: мы, мужья одноклубниц Полины, находим друг в друге массу обаяния, ведь мы акцентуированы и успешны.

Но, увы, это за счёт домашних традиций. Ведь всё в жизни человека имеет альтернативную стоимость, и расплачиваться приходится, как правило, нашей единственной настоящей собственностью — временем.

Но кое-какие новые традиции на смену старым всё же приходят. Например, по мере взросления  младших в последние пару лет в нашей семье установилась традиция ежевечернего просмотра фильмов всей семьёй. Так я борюсь с главной современной бедой и домашней, и школьной педагогики – планшетом. Тем читателям, кому знакома эта проблема, может оказаться полезным мой опыт.

Прежде всего надо признать: интернет — главная отличительная черта сегодняшней эпохи развития цивилизации, и в лоб его не победить. То есть отнимать у ребенка смартфон, за уши оттягивать его от компа обречено на провал. Нас разжалобят или обхитрят. А вы как хотели: в двадцать первом веке лобовые методы не работают. Как выразился красноармеец Сухов, «Абдуллу через дымоход надо брать».

фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА Д. ДИБРОВА

2024-06-14-1003.jpg<



Это как? А вот как. Надо папаше самому сделаться интереснее бродилок и стрелялок. Ведь, в конце концов, нас в киберзависимости ребёнка пугает его отчуждённость от реальности. В Японии и вовсе трубят об отшельнической болезни целого поколения, кому не нужно общество, а только монитор и пицца под наглухо закрытой от внешнего мира дверью. Такие называются отдельным словом «хикикомори»: у них отсутствует интерес к учёбе, работе и семье.

С особым жаром в японской медиасфере обсуждается проблема «80/50», которая формулируется так: уже сегодня 80-летние родители вынуждены содержать 50-летних хикикомори, а что будет завтра, когда оба предка отправятся в лучший мир? Кто тогда будет содержать престарелых лоботрясов? Как красиво ни называй этих бесполезных для общества лодырей — хикикомори или «городскими Маугли», тунеядец по сути таковым и остаётся.


Чтобы проблема «80/50» не дошла до Рублёвки, или, по крайней мере, избежала нашей семьи, сама эта семья должна быть просто веселее и занятнее квадратноголовых героев «Майнкрафта». И здесь мне очень помогает моё призвание, которому я отдал всю жизнь, — телевизор.

Дети знают: что бы ни случилось, папа всегда встретит их из школы и охотно посмотрит, что они нашли сегодня на просторах Сети. Поэтому каждый день они соревнуются в том, чья презентация интереснее. После чего мы смотрим фильм, который я заранее подготовил. Разумеется, с умыслом. Это не должна быть жвачка для глаз. Подготовленное папой зрелище должно учить, но исподволь.

фото: АЛЕКСАНДР ЛАСКИН

2024-06-14-1002.jpg



Например, на ура прошёл Булгаков — я имею в виду многосерийную версию режиссера В. В. Бортко. Пока у нас любимый персонаж — кот Бегемот. Он весёлый и примус починяет. Дайте время — и они всмотрятся в сцены с Понтием Пилатом.

В эти вечера по просьбе старшего смотрим Штирлица. Вот уж где уроков хоть отбавляй! Сейчас мне важно, чтобы был усвоен главный: настоящая любовь к Родине не в шумных речёвках, а в молчаливом профессионализме.

Но главное условие — обязательно все вместе. И эта традиция усвоена. По крайней мере, сеанс не начинается, пока все не соберутся у экрана.

Тут кстати мороженое. Очень недальновидно поступают те, кто запрещает его есть. Пломбир, возможно, главное оружие против киберзависимости. «Майнкрафт» же его не даст. И мы побеждаем его проверенным оружием, которое помним ещё из собственного детства.

— Какие традиции передались от ваших родителей, а какие сложились уже в вашей с Полиной семье?

— О традициях в нашей семье уже сказано. К сожалению, история нашей страны сложилась так, что ни в одной семье нет дедовских напольных часов. Настенные кое-где сохранились. А вот напольные было бы трудно перетаскивать по пятиэтажкам. Тем более на Дону, где и происходили основные события двух революций и двух войн — гражданской и отечественной. В нашей семье фотографии оторваны там, где были запечатлены белоказаки. От греха подальше. Даже говорить о семейной истории было запрещено.

— Мама, а чей дворец в Большом Логу? — время от времени спрашивал я.
— Не мой.
— А чей?
— Тёти Тоси, — так звали сестру моего деда, которая, по обрывкам семейных преданий, застрелилась с приходом экспроприаторов.
— Раз тёти, значит, и твой?
— Ты бы рот свой закрыл.

фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА Д. ДИБРОВА

2024-06-14-1006.jpg



И всё-таки по крайней мере одна традиция от моей донской семьи осталась. Но нематериальная. Мой отец, выйдя живым из двух главных битв его юности — Сталинграда и Прохоровки, Орловско-Курской дуги, страшно ценил всё, что живо, способно развиваться, увлекать за собой в будущее. А вечно живо то, над чем не действует земное притяжение и что потому не  ветшает с годами: литература, музыка, живопись, философия. Всё то, из чего складывается ноосфера — мыслящая оболочка Земли.

Поэтому традицию в равной мере ценить и материальную, и нематериальную составную жизни можно считать наследной традицией семьи Дибровых.

— Как вы считаете, что самое важное и основополагающее в семейных ценностях?

— Самое важное в том, что именно они помогают человеку оставаться достойным во все времена. Как известно, Ростов — ворота Кавказа, и у нас на глазах пример того, как надо относиться к семейным ценностям.

— Хотите, покажу могилу моего седьмого отца? — спрашивает меня чеченский друг, когда мы с Полиной гостим в Грозном. И мы едем на сельское кладбище, где мой собеседник безошибочно находит место упокоения своего предка.

— А теперь могу показать могилу восьмого, — добавил он.

фото: АЛЕКСАНДР ЛАСКИН

2024-06-14-1001.jpg



В чеченском языке есть отдельные слова, обозначающие степень родства, для которых в русском языке используется приставка «пра-» (прадед, прапрадед). Каждый чеченский ребёнок обязан знать историю своей семьи, желательно до двенадцатого колена. Зачем? А тогда он не будет прохиндеем, понимая, что при этом опозорит не только себя, но и двенадцать своих отцов.

Вот о чём я думаю, когда приходится читать полицейскую хронику. И вот в чём неувядающее значение семейных ценностей и по сей день.

— В чём, на ваш взгляд, заключается основной секрет гармоничных и тёплых отношений в семье?

— Бенджамин Франклин известен не только тем, что его портрет изображён на сотне долларов, но и тем, что его мысли бесценны, деньгами не измеряются, а потому что актуальны во все времена.

Видимо, отвечая на этот вопрос, он посоветовал: «Подбирая супруга или супругу, прежде всего ищи собеседника. Это качество в браке тебе потребуется чаще остальных».

фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА Д. ДИБРОВА

2024-06-14-1004.jpg



Нисколько не умаляя ценность советов Михаила Лабковского и других экспертов по счастливым бракам в области секса и психологии, вынужден всё же признать: тот, кто в дороге жизни умеет оставаться хорошим попутчиком, в конечном счёте выигрывает.

А что главное в дороге? Умение общаться.

— Кто в вашей с Полиной семье голова, а кто шея? Кто добрый «полицейский», а кто строгий?

— Как раз выяснение этого вопроса и рискует затянуться надолго — вплоть до бракоразводного процесса. При этом непонятно, что, собственно, хотелось получить в результате? Дополнительные доказательства собственной незаурядности? Так они выдаются не в семье — в лучшем случае тут дают только домашние тапочки по вечерам. А для настоящих завоеваний предназначены стройплощадки, банки, офисы, телестудии. В семье же ты рискуешь вместе с домашними тапочками получить ад кромешный в качестве возмездия за каждую такую тапку, если оба супруга будут считать оскорбительным для себя «разбаловать» партнёра.

Хотелось бы напомнить строки Райнера Марии Рильке, которыми тот описывал единственно благородное отношение к почестям: «…Не станет он искать побед.
Он ждёт, чтоб высшее начало
Его всё чаще побеждало,
Чтобы расти ему в ответ».

фото: АЛЕКСАНДР ЛАСКИН

2024-06-14-1015.jpg



Тому, кто хотел бы прожить вдохновенным поэтом, а не скандалистом, рекомендовал бы прибить эту цитату над кроватью. Это в равной мере относится к обоим.

— Как вы относитесь к тому, что Полина создала свой женский клуб и уделяет ему достаточно много внимания? Она даже называет клуб своим «четвёртым сыном»! Не слишком ли клубная работа отвлекает её от семейной жизни?

— Грех жаловаться, я ведь тоже получаю свои блага от этого клуба. Но они нематериальны. Их нельзя посчитать или отрезать ломоть, но оттого они не менее ощутимы.

По мере того как клуб Полины развивается, наш дом наполняется новыми людьми. Это «рублёвские жёны», которые и есть главные героини, и их мужья. Это тем более ценно, что нам в нашем возрасте, по мере накопления опыта общения с людьми, всё труднее заводить новые дружбы. А тут налицо общий знаменатель, ведь к клубу Полины сполна относится фраза «чужие здесь не ходят».

фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА Д. ДИБРОВА

2024-06-14-1013.jpg



Каков же он? Например, большинство членов клуба начисто лишены зависти. Не секрет, что Рублёвка — ценз, по достижении которого только ты и оказываешься тут. Это ценз профессиональный, человеческий. И, что греха таить, материальный. Значит, уж точно в общении друг с другом вы не будете напоминать персонажей чеховского рассказа «Толстый и тонкий».

Во-вторых, это люди великодушные. Ведь чем ближе человек к другому литературному герою — злобному пакостнику из повести Достоевского «Записки из подполья», тем понятнее причины его жизненных неудач. И первая — в узости души. В клубе Полины такие долго не задерживаются.

В-третьих, это гедонисты. Жизнелюбы. Им всё интересно. Байкал и северное сияние над Мурманском, храмы Суздаля и джаз на крыше над вечерним Ростовом. Крайне важно, что клуб Полины удовлетворяет этот голод по эмоциям.

фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА Д. ДИБРОВА

2024-06-14-1007.jpg



Не секрет, что вслед за Полиной на Рублёвке (и не только) многие яркие женщины решили устроить свои клубы. Увы, дальше обсуждения грядущей распродажи в Barvikha Luxury Village и горизонтов применения ботокса дело не идёт. Здесь же горизонт интересов безграничен и расширяется ежедневно.

Что, конечно, поддерживаю и я. В силу многолетней работы с яркими современниками в телеэфире многие темы считаю, что называется, своими. Не говоря уже о проведении аудиовизуальной викторины в клубе.


А недавно на одном из клубных событий даже сделал робкую попытку показать свой новый проект — песни в собственных аранжировках под собственный аккомпанемент на гитаре.

Вроде аплодировали. Ободряет. Работаю дальше.

— Помимо женского клуба, Полина сейчас ведёт видеошоу «Сарафанное радио Рублёвки». Как вы к этому относитесь? Помогаете ли советами с профессиональной точки зрения?

— Телевидение — моё призвание, дело моей жизни. У всех ли так? Вряд ли.

Мне несказанно повезло: я переступил порог «Останкино» на смене эпох. Моё первое место работы здесь — программа «Взгляд». Мои коллеги — Листьев, Эрнст, Парфёнов. Они же и сверстники. Нашему поколению выпало отметать отжившее и строить новое телевидение.

фото: АЛЕКСАНДР ЛАСКИН

2024-06-14-1016.jpg



Увы, так везёт не всем. А делать телевидение надо и сегодня. В частности, Полине и её соратникам по проекту «Сарафанное радио Рублёвки». Яркое, динамичное зрелище. Но мои советы, боюсь, к нему неприменимы. Пусть уж каждый занимается своим сегментом телепрофессии, благо их немало.

— В одном интервью вы сказали, что хотели бы, чтобы ваши дети тоже стали телеведущими и в будущем создалась бы династия Дибровых-телеведущих. Вы уже прививаете сыновьям любовь к этой профессии? Берёте ли с собой на записи программ?

— У них просто нет выбора. Многие ли из тех, кто сейчас читает эти строки, были на могиле у Дали? Мои дети были на ней, прыгали и бегали, не зная, что это за зеркальная мраморная плита. И только спустившись в подвал замка, они узнали, что это надгробие Дали. И он просил, чтобы туристы и их дети не застывали бы над ним в скорби, а устраивали бы здесь шумную кутерьму, ничего не подозревая.

Имена многих ли узнали миллионы телезрителей ещё до рождения? А с Федей было именно так: о беременности Полины с экрана сообщила профессор Малышева по Первому каналу.

Многие ли в шесть пишут новеллы, а в восемь — песни? Многие ли в пять лет наизусть цитируют Хармса и Сашу Чёрного? А в восемь — Булгакова с его «Рукописи не горят»? Куда же с этим багажом? Что это за профессия, где все эти знания, а главное, любовь к ноосфере могут быть условием профпригодности? На телевидении, конечно.

Но кто думает, что моя фамилия облегчит им путь, очень ошибается. Она, конечно, поможет открыть нужную дверь. Но за дверью сдавать экзамен на соответствие фамилии придётся уже самим моим детям. По себе знаю, как это непросто. В Ростове я ведь «Дибров-младший». Всё детство и юность я ловил на себе ехидный прищур: мол, папу твоего мы знали хорошо — посмотрим, как на тебе природа отдохнула.

фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА Д. ДИБРОВА

2024-06-14-1008.jpg



И я знал: отсидеться не удастся. В школе Диброва-младшего спросят обязательно. В университете Диброва-младшего будут гонять по всем экзаменационным билетам сразу. Знал, как рождаться с такой фамилией? Знай, как ей соответствовать.

Вот и мои дети и внутри «Останкино», и за его пределами, на миллионе телеэкранов, будут вынуждены сдавать ежедневный экзамен.

— Ты Дибров? А ну, отчебучь мне что-нибудь, как твой папаша в своё время, — скажет иной зритель, развалясь на диване с пивком и кальмарчиком, прищурившись с той же ехидцей, что была знакома мне, а теперь им.

Но по мощам и вериги, говорят в православии. Недаром вся эта возня вокруг них с самого детства. Все эти знания о мировой культуре, что впитаны с молоком матери, непременно прорастут.

Читатель знает: сразу чувствуется, когда телеведущий вооружён созидательной программой. Пусть идиллической, трудно воплощаемой. Но видно, когда телеведущий знает, как нужно бы жить и чувствовать, и старается это своё знание пропагандировать в кадре.

фото: АЛЕКСАНДР ЛАСКИН

2024-06-14-1017.jpg



Отчётливо различим и другой случай — когда иной коллега просочился в кадр всеми правдами и неправдами только за славой и баблом. Такой обычно долго там не задерживается, но опорочить профессию успевает.

Я бы хотел, чтобы моя фамилия звучала под сводами «Останкино» и после моего ухода.

Придётся и дальше работать над тем, чтобы мои дети не задумывались при ответе на вопрос: «А как нужно жить?».

— Как жили у нас в семье, — был бы ответ.

— В том же интервью вы сказали, что «делаете себя всю жизнь», работаете над собой так же тщательно, как над каждым из своих телепроектов. А как вы представляете себя в идеале? К чему стремитесь в работе над собой? Меняют ли вас дети, жена?

— Меняют, конечно.

«Ведь в чём услады нет, Так то и бесполезно», — говорит один из героев Шекспира.

За жизнь мне пришлось узнать немало. Всё кажется важным. Но так ли это? Не похожа ли моя черепная коробка на склад забытых вещей, настолько бесполезных, что их уже не ищут?

фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА Д. ДИБРОВА

2024-06-14-1009.jpg



Здесь и помогают дети. Когда я начинаю им рассказывать что-нибудь об истории или сегодняшнем дне, внимательно слежу за реакцией. Если им скучно, вовсе не сержусь и не требую внимания к так называемым серьёзным темам. Наоборот: немедленно освобождаю складскую полку. То есть безжалостно забываю то, что ещё вчера казалось мне интересным.

И это здорово помогает в работе.

«Вас так интересно слушать, — говорят мне совсем юные зрители, когда просят автограф или селфи. — Никогда не скажешь, что вам 64!»

Я охотно принимаю такой комплимент, потому что он не только мне — моим детям тоже. Они помогают оставаться на гребне.

Не забудем, что начертано на могиле Конфуция. Вовсе не «учитель тысячи поколений». Там написано: «Здесь лежит мудрец, точно соответствовавший своему времени».

— Вы живёте на Рублёвке уже больше 13 лет. Почему вам нравится загородная жизни? Какие у вас любимые и часто посещаемые места на Рублёвке?

— Отчасти я уже ответил на этот вопрос несколькими абзацами выше. Когда мои дети приезжают в пиццерию на велосипедах, они не пристёгивают их пудовыми замками к колоннам — просто ставят в штативы у входа. Я не слышал, чтобы на Рублёвке крали детские велосипеды.

Кстати, и пиццерия-то рядом с домом. Ещё мои дети прекрасно знают вкус улиток. Их по всем правилам делают в «Ля Марэ». Это рядом со школой, где они учатся. И там мы отмечаем детские дни рождения.

фото: АЛЕКСАНДР ЛАСКИН

2024-06-14-1018.jpg



Если кто-то закашляется, медсестра от академика Курцера будет у нас через пятнадцать минут. Да мы и рожали-то всех троих у него. И это тоже непременная часть Рублёвки. Мои друзья с Новой Риги будут ждать доктора гораздо дольше.

Наступили погожие дни, и, когда дети придут из школы, мы будем на веранде жарить стейки. Они будут из первоклассного мраморного мяса — об этом позаботился мой добрый знакомый, владелец «Азбуки вкуса». Японист, выпускник Института стран Азии и Африки, он-то уж знает, что такое качество. «Деньги не любым путём, только самым качественным» — это и его девиз, и девиз всей Рублёвки.

И это не заклинание, а расчёт. Мы здесь знаем, как всё должно быть в жизни. И если человек сэкономит на качестве, он может и выиграть в деньгах в первое время. Но затем обязательно проиграет во времени. Клиентская база улетучится раньше, чем он успеет спохватиться. И на Рублёвке в очередной раз появится объявление «Сдаётся в аренду». 
Что же до любимых мест — их много. Но в последнее время не могу унять восторг от самой свежей достопримечательности Рублёвки. Она отбрасывает далеко назад всё вокруг. И Новую Ригу в том числе.

фото: АЛЕКСАНДР ЛАСКИН

2024-06-14-1020.jpg



Речь идёт о платной дороге «Багратион». Кажется, мелковато для восторгов. Но всякий, кто живёт на Рублёвке, знает, о чём я.

Вот уж поистине — отныне «нас не догонят!»

— Мы знаем, что вы часто собираете в своём доме друзей. Чему посвящены ваши дружеские домашние вечера? Какое ваше коронное блюдо, которым вы угощаете гостей?

— Раки, конечно. У каждой донской семьи свой рецепт их приготовления. И главный секрет — сколько соли добавлять. Я поделился с Полиной своим семейным секретом, и теперь она варит раки лучше всех.

Ещё она успела до смерти моей мамы выведать её фирменный рецепт маринованной сулы — так на Дону называется судак, и теперь по праздникам она балует меня вкусом моего детства.

фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА Д. ДИБРОВА

2024-06-14-1010.jpg



Конечно, фирменное угощение нашего дома — донская рыба. Казаки ведь испокон веков «рыбоеды». Земляки с Дона присылают нам рыбу таких пород, а значит, и таких вкусов, которые на Рублёвке можно отведать только у нас. Что и происходит.

Но на детские дни рождения, на день рождения Полины и Новый год наш дом становится ареной маскарадов. Тему для каждого из них придумывает Полина. Ладно дети — взрослые охотно покупают костюмы и потом со смехом оценивают друг друга.

Был, например, вечер «Герои советских комедий». Было несколько Шуриков, несколько Светличных проходили под песню «Помоги мне». Но больше всех было, конечно, Моргуновых. Возраст, понимаете ли…

Была полинезийская вечеринка, после чего бассейн чистили две недели. Ведь особенно весело, когда русский профессор в галстуке в сопровождении гавайских танцовщиц с цветами вокруг шеи ныряет в воду.

фото: АЛЕКСАНДР ЛАСКИН

2024-06-14-1021.jpg



В этом году день рождения Полины пройдёт под лозунгом «Куба — любовь моя». Музыканты уже нашлись. Одежды шьются. Соседи извещены. Я — председатель поселкового совета и за тишиной на территории вынужден следить по долгу, так сказать, службы. Благо порядок обычно не нарушается. Но в этот единственный день в году для нас все делают исключение.

И в такой толерантности тоже доблесть жителей Рублёвки.

— И напоследок — какое жизненное кредо Дмитрия Диброва? И ваше пожелание нашим читателям…

— Те, кто читал мою книгу о телевидении «Раб лампы», знают, что девизом жизни любого интеллигентного человека я считаю фразу П. А. Кропоткина, обращённую к молодёжи: «Насаждай вокруг себя жизнь!»

В чём и подпишусь.


Илья Кремер: В жизни важно видеть людей вокруг себя
Читать
Вход / Регистрация
Зарегистрироваться через аккаунт
Пароль
Подтвердите пароль
Зарегистрироваться через аккаунт
Для завершения регистрации подтвердите E-mail