Назад

Если бизнес в кризисе: взгляд адвокатов

Если бизнес в кризисе: взгляд адвокатов
Назад

Если бизнес в кризисе: взгляд адвокатов

Почему не стоит торопиться с иском и какие способы решения конфликта помогут сэкономить время и деньги – эти вопросы мы обсудили с адвокатами Андреем Козловым, управляющим партнёром RussianLegal, и Дмитрием Ямпольским, управляющим партнёром AMG Partners.

17:55, 12 января 2021

Каждый новый кризис неизбежно провоцирует скачок числа судебных разбирательств, и наступающий 2021 год вряд ли станет исключением. Несмотря на готовность российского бизнеса заручаться судебным решением по любому спорному вопросу, такой подход далеко не всегда экономически оправдан.

— Дмитрий, Андрей, благодарю, что согласились пообщаться на эту тему. Учитывая, каким непростым оказался для большинства компаний 2020 год, ваши рекомендации могут быть очень полезны нашим читателям, многие из которых владеют или руководят компаниями. Каким вы видите 2021 год?

Дмитрий Ямпольский: Все мы знаем, каким непростым для бизнеса стал 2020 год.  Мир неожиданно погрузился в абсолютно новую экономическую реальность, к которой никто готов не был. Последствия этого мы будем ощущать десятилетиями, и, к сожалению, уже сейчас можно сказать об одном из обстоятельств, которое произойдёт в 2021 году, – это взрывной рост судебных споров.


20200112business4yzmpolskiy.jpg
Дмитрий Ямпольский


— C чем этом связано?

Дмитрий Ямпольский: Есть как объективные, так и субъективные причины. Во-первых, в январе должен закончиться мораторий на банкротство для наиболее пострадавших отраслей, куда попали логистические компании, ритейлеры, отельеры и многие другие, т.е. совсем скоро в суды поступят обращения огромного количества кредиторов, не получивших своего в 2020 году. Во-вторых, события предыдущего года, очевидно, приведут к взрывному росту деловых конфликтов, а в России, к сожалению, почти все подобные конфликты превращаются в судебный спор.

— Получается, бизнес полагает, что только суды защитят от недобросовестных партнёров и контрагентов?

Дмитрий Ямпольский: Да, действительно существует такой сложившийся стереотип. Посмотрите на статистику: порядка 2 миллионов новых дел ежегодно принимает к рассмотрению арбитражный суд. Это при том, что в стране всего 3 миллиона действующих компаний. Это ненормальная ситуация.


20200112business2.jpg


— Чем плохо то, что миллионы коммерческих споров решаются именно в суде? Не это ли признак того, что бизнес решает вопросы цивилизованным, правовым путем?

Андрей Козлов: Зал суда, безусловно, цивилизованное, но отнюдь не лучшее место для решения деловых проблем. Чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на показатели исполнения судебных решений. Возьмём, к примеру, банкротные дела.

Кредиторы разорившихся компаний, требования которых не обеспечены залогом, получают меньше 3% от долга. Картина исполнения решений по рядовым арбитражным спорам аналогична. За прошлый год судебным приставам удалось взыскать чуть больше 100 миллиардов рублей из 3,8 триллиона валового долга – всё те же несколько процентов.


20200112business3.jpg


— Можно ли сказать, что такие, мягко говоря, скромные статистические показатели делают суд экономически неэффективным?

Андрей Козлов: В большинстве случаев – да, именно так. Бизнес порой тратит на судебную войну годы и десятки миллионов рублей прямых и косвенных убытков, не добиваясь искомого экономического результата. Из этого вывода, конечно, есть исключения, к примеру, когда сама компания имеет мощные ресурсы и экспертизу для ведения сложных судебных проектов.

Однако это именно исключение, присущее в большей степени компаниям из сферы инвестиций. В норме судебная работа – не свойственная бизнесу функция.


20200112business1kozlov.JPG
Андрей Козлов


— В чём причина такого парадокса – огромной популярности суда, несмотря на столь низкую неэффективность?

Андрей Козлов: Есть масса искусственных причин, раскачивающих арбитражный маховик, к примеру, споры ради налоговых активов и списания убытков. В остальном это, скорее, вопрос психологии – спорить в суде гораздо легче, чем искать компромисс за столом переговоров. В последнем случае нет арбитра, но есть прямой контакт с конфликтующей стороной, который способен варьироваться от нарочито формального и тем самым бесполезного разговора до крика с обвинениями и даже угрозами.

Второе, у нас в авангарде переговорной кампании стоят совсем не те, кому следует. Так, за решение самых чувствительных проблем берутся сразу «генералы» – владельцы бизнеса. Возьмём, к примеру, типичную ситуацию, когда у одного из акционеров возникли подозрения в недобросовестности своего бизнеса-партнёра, который ещё к тому же давний друг. В лучшем случае такие переговоры заканчиваются ссорой или судом, в худшем – инициированием уголовных дел.


20200112business5.jpg


— Что в таком случае делать бизнесменам, особенно сейчас, когда многие деловые отношения максимально напряжённые?

Дмитрий Ямпольский: Первое – осознать, что суд – это крайняя мера, а не панацея. Как мы видим, обращение в суд – часто просто нерационально.

Существует масса способов конструктивного решения конфликтов, не требующих судебных разбирательств, и выработка стратегий подобного поведения крайне важна. Не стоит забывать, что одним из важнейших качеств хорошего бизнесмена является умение вести переговоры и договариваться, а если усилить эти качества сильной юридической позицией, то шансы на благоприятный исход переговоров серьёзно увеличиваются.


Беседовала Ирина Шереметьева

Автор:
Редакция
Как испытывают жертву
Читать
Вход / Регистрация
Зарегистрироваться через аккаунт
Пароль
Подтвердите пароль
Зарегистрироваться через аккаунт
Для завершения регистрации подтвердите E-mail