Назад

Пушкин в деревне у бабушки

Захарово, музей-заповедник, Пушкин, Александр Сергеевич Пушкин, Алексей Митрофанов, музей-усадьба Захарово, Мария Ганнибал, Илья Тиньков, Пушкинские места подмосковья, детство Пушкина, сельская жизнь Пушкина, Большие Вязёмы, Смоленский тракт, Можайское шоссе, Наталья Голицына, Вязёмы,

Рублёвка, Новая Рига, На Рублёвке Life, На Новой Риге Life, Барвиха, Горки-10, Новости Рублёвки, Новости Новой Риги, Новорижское Шоссе, Рублёво-Успенское Шоссе, Газета На Рублёвке, Газета о Рублёвке, Газета На Новой Риге, Газета о Новой Риге, Всё о Рублёвке, Всё о Новой Риге, отдых на Рублёвке, отдых на Новой Риге, организации на Рублёвке, организации на Новой Риге, портал о Рублёвке, портал о Новой Риге, справочник Рублёвки, справочник Новой Риги, афиша Рублёвки, афиша Новой Риги, события на Рублёвке, события на Новой Риге, редакция Рублёвка Life, редакция Новая Рига Life, реклама на Рублёвке, реклама на Новой Риге, семья, бизнес, досуг
Назад

Пушкин в деревне у бабушки

Алексей Митрофанов – о музее-заповеднике А. С. Пушкина в Захарове.

16:52, 22 ноября 2020

Лучшее, что может быть в музейном мире, – разумеется, мемориальные музеи-усадьбы. В них есть всё. И экспозиция в стеклянных шкафчиках-витринах, и научные сотрудники, которые наполнили все эти упоительные шкафчики бесценными предметами – свидетелями прошлого, и личность героя, которую раскрыли и продолжают раскрывать научные сотрудники и не только они. Тут же и подлинные стены, и старинные деревянные оконные рамы с металлическими шпингалетами, и крыльцо поскрипывает точно так же, как оно поскрипывало сотни лет назад.


20201122zaharovo1.jpg


Музейное пространство радостно выплёскивается за официальные музейные границы, растекается вокруг на многие – даже не скажешь «километры» – вёрсты. Рельефы, виды, тракты, сенокосы, перелески, радуги, закаты. Вот музейное пространство уже выбилось из планетарной атмосферы и свободно путешествует в границах Солнечной системы. Дух захватывает от таких масштабов.


20201122zaharovo2.jpg
20201122zaharovo3.jpg


В 1804 году бабушка маленького Пушкина Мария Ганнибал купила у вдовы капитана Ильи Яковлевича Тинькова деревню и усадьбу под названием Захарово. За 28 тысяч. Бабушка могла себе позволить такой маленький каприз. Тем более в Москве подрастал внук, и деревенские просторы были для него совсем не лишними. Внук беспокоил бабушку. Она писала: «Не знаю, что выйдет из моего старшего внука. Мальчик умён и охотник до книжек, а учится плохо, редко когда урок свой сдаст порядком... из одной крайности в другую бросается, нет у него середины».

Деревня, впрочем, на него подействовала. Биограф Пушкина писал: «Едва дохнул он привольным воздухом сельской природы, как сделался неузнаваемым, в характере его произошла резкая перемена: прежняя сонливость сменилась вдруг резвостью и шалостями, переходящими всякие границы. Родители, приходившие в отчаяние от флегматичного темперамента сына, пришли теперь в ужас от такой внезапно проявившейся необузданности мальчика».


20201122zaharovo4.jpg
20201122zaharovo5.jpg


Здесь не было московской чопорности, раз и навеки заведённого порядка. Одна комната была заставлена дорогой старинной мебелью, а в соседней могли быть голые стены и стоять всего один соломенный стул. Многочисленная, но при этом практически всегда подвыпившая и весёлая дворня. Песни, забавы, хороводы, горелки, гармоника. Мальчугану всё это безумно нравилось. Жаль, что современные музейщики стесняются воспроизвести подобный антураж. А им ужасно хочется, я знаю. Прогулки и поездки (три версты в один конец) в усадьбу Большие Вязёмы. Двести лет назад для этого не требовалось переходить Можайское шоссе с его безумным трафиком. Старый Смоленский тракт особой интенсивностью движения не отличался.


20201122zaharovo6.jpg
20201122zaharovo7.jpg


В пушкинские времена в Больших Вязёмах властвовала Наталья Петровна Голицына, безобразная старуха, на физиономии которой колосились густые чёрные усы. За это она получила прозвище le princesse Moustache (княгиня Усатая). Мы не можем и представить себе это украшение – фотографии в то время не существовало, а художники, конечно, не отваживались такое изобразить. Пушкин неоднократно видел эту барыню, и спустя четверть века вывел её главной героиней повести «Пиковая дама». А ещё в ограде здешней церкви похоронен был маленький Николай, брат Пушкина и тоже Пушкин.


Nathalie_Petrovna_Golitsyn.jpg
Наталья Петровна Голицына


В 1811 году бабушка продала Захарово полковнице Харитонии Ивановне Козловой. Уже за 45 тысяч рублей – бабушка, по всей видимости, знала толк в коммерции. Продала отчасти потому, что Пушкин поступил в лицей и в подмосковной даче больше не нуждался.


20201122zaharovo8.jpg


Нам же в наследство от этой коммерческой сделки досталась возможность гулять ранними зимними вечерами по тропинкам Вязём и Захарова и бесконечно страдать. Ведь на самом деле нет ничего хуже, ничего беспощаднее, чем мемориальные музеи, а, тем более, усадьбы. Ты смотришь в то же самое окно, в которое смотрел когда-то юный Пушкин, видишь в нём тот же ландшафт, тот же закат, но тебе это, увы, не поможет. Пушкин смотрел и стал великим, а ты смотришь и не станешь. И в этой простой и безжалостной формуле кроется многое, может быть, сам смысл жизни. Кто-то создаёт мемориальные музеи, в честь кого-то создают мемориальные музеи, а кто-то всего-навсего их посещает.

Читайте также
Студенты, на лыжню!
Читать
Вход / Регистрация
Зарегистрироваться через аккаунт
Пароль
Подтвердите пароль
Зарегистрироваться через аккаунт
Для завершения регистрации подтвердите E-mail