Назад

Илья Резник: Жизнь как молитва

Илья Резник: Жизнь как молитва
Назад

Илья Резник: Жизнь как молитва

Илью Резника знают как поэтапесенника, написавшего тексты более 300 хитов советской эстрады.

22:20, 03 января 2020

Сам он говорит, что песни занимают лишь одну десятую часть его творческого багажа, в котором сонеты и басни соседствуют с притчами и молитвами.

Сегодня всё своё время Илья Рахмиэлевич посвящает детскому театру «Маленькая страна» и духовной поэзии.

В интервью Дарье Андреевой он рассказал о новых смыслах и старых друзьях, о любимых местах на Рублёвке, ну и, конечно, о том, где и с кем собирается встречать наступающий 2020-й год.


12_1 копия.jpg


– Когда говорят «Илья Резник», сразу возникает образ статного мужчины в белом костюме. Этот непременный атрибут ваших концертных выступлений – не дань ли детской мечте о белом кителе морского офицера? Ведь если бы вы не стали поэтом, могли бы стать адмиралом?

– Да, может быть. Я действительно мечтал попасть в Нахимовское училище, но в тот год, когда я закончил четвёртый класс и можно было поступать, не было приёма.

Хотя я имел привилегию, потому что мой папа погиб на войне. Но, увы. А, может, и слава Богу! Я стал тем, кем я стал. А адмирала я, кстати, играл в спектакле в Ленинградском институте театра, музыки и кино.

Спектакль «Океан» по пьесе Штейна – это была наша дипломная работа.

– Значит, не жалеете, что та детская мечта не сбылась?

– Нет, не жалею. Потом я долгое время болел театром. Семь лет прослужил в Театре имени Комиссаржевской. Там со мной в одной гримуборной соседствовал гениальный пародист Чистяков.

Тогда же я начал писать стихи: для спектакля «Если б небо было зеркалом» Нодара Думбадзе, для сказки «Золушка». Песня «Золушка» получила всесоюзную популярность. И так както постепенно меня затянуло в песенный мир.

– Что-то пишете для исполнителей сейчас?

– Очень редко. Ну вот мы написали с Паулсом песню «Мне тебя не хватает» для Серёжи Волчкова, он поет её на концертах.

Ещё поёт «Мой путь» на музыку Фрэнка Синатры с моими стихами. Раньше её исполнял Иосиф Кобзон. Сейчас, понимаете, нет исполнителей, для которых хотелось бы писать.

Нет куража. В своё время для Аллы Пугачёвой я написал 71 песню, у нас был кураж: сначала пробивались сквозь дебри неприятия, потом надо было, чтобы «заслуженного» Алле дали, потом «народного», переживал за неё.

Потом всё устоялось и стало уже не так интересно. Каждый занялся своим делом. Кстати, недавно Алла написала на мои стихи песню «Всё хорошо, ничего не случилось...» – исполняла её на своём последнем концерте.


VAL_4397 копия.jpg


– Кстати, именно вы первый сказали, что Алла Борисовна не только гениальная певица, но и талантливый композитор...

– Да, замечательный композитор, один из лучших для своего времени. Хотя сама Алла достаточно скромно оценивала свой композиторский труд.

А вообще она написала музыку к более чем ста песням. На мои стихи, например, это «Три счастливых дня», «Звёздное лето», «Как тревожен этот путь», «Когда я уйду», «Жди и помни меня», «Дежурный ангел», «Канатоходка», «Поднимись над суетой». Писала и на стихи других авторов.

Для фильма «Женщина, которая поёт» она сочинила три песни под псевдонимом Борис Горбонос: «Сонет Шекспира», «Приезжай» и, собственно, «Женщина, которая поёт» в соавторстве с Гариным.

– В песнях советского прошлого был смысл, а сейчас на эстраде он зачастую отсутствует.

– Значит, смысл не нужен. Нужна музыка для ног. Вот и всё. Если человек не умеет писать классические хорошие стихи, он придумывает себе рэп и прочее, что сейчас модно среди молодёжи.

Меня иногда спрашивают «Вам нравится рэп?», а я говорю: давайте, изложите на бумаге вот эти стихи, которые вы поёте, а я тогда оценю, здорово это или нет.

Всё это слишком просто и к тому же не ново. Рэп ведь был уже в начале 20-х годов: Хлебников и прочие поэты-экспериментаторы. А потом Соня Ротару пела, помните: «Я, ты, он, она – вместе целая страна». Чем не рэп?!

– У каждого поэта свой стиль работы, а как пишете вы?

– Да, действительно, у каждого – свой стиль. Лафонтен, например, ходил по Парижу и орал свои басни. Я обычно пишу ближе к полуночи, в темноте.

Я не чиркаю восемнадцать вариантов одной строчки, как у Маяковского. Не калякаю для потомков, чтобы потом сказали: ой, как он трудно работал.

У меня отбор внутри происходит. Пока не сложится четверостишие, я не переношу его на бумагу. Пишу ручкой, не пользуясь никакими гаджетами.

Чтобы не тревожить Ирину ночью, я себе фонариком подсвечиваю или иду на цыпочках в кабинет, записываю стихи, потом возвращаюсь, сплю, потом опять приходит что-то, опять иду, опять записываю. Вот так!


IMG_8110 копия.jpg


– Над чем вы сейчас работаете?

– Сейчас самое главное в моём творчестве – это молитвы. С благословения Святейшего Патриарха Кирилла вышел первый том моей духовной трилогии.

Он так и называется – «Молитвы»: там 150 канонических молитв, которые я изложил поэтическим языком. Это традиция русских поэтов: и Сумароков, и Пушкин, и Ахматова – все этим занимались.

Второй том «Сотворение мира. Евангельские истории» сейчас уже в типографии. Это книга с красочными иллюстрациями и серьёзным научным сопровождением.

Сейчас я пишу уже третий том – «Библейские притчи». Родилось порядка 80- ти притчей. Я считаю, что это самая главная работа в моей жизни, я к этому пришёл.

– Кстати, а как вы к этому пришли?

– Вы знаете, это чудесная история, в прямом смысле слова. Свои первые молитвы я написал ещё в 1997 году.

В течение десяти дней они на меня буквально спускались, иначе не могу сказать, и я записывал их на клочках бумаги, на газетах, на салфетках.

А потом этот поток прекратился так же неожиданно, как и начался. И когда я решил систематизировать записи, я не нашёл ни одной – все они куда-то исчезли. Я был в такой панике.

Слава Богу, мне позвонил мой друг, художник-иконописец Игорь Каменев. Мы с ним нередко созваниваемся, он просит: «Илья, почитай мне чтонибудь, а я порисую».

И вот Игорь мне звонит, чувствует, что я расстроен. «Что случилось, почему у тебя такой загробный голос?» – «Помнишь, я тебе недавно читал молитвы – они пропали!» – «Не пропали! Я их записал.

Сам не знаю почему, я тогда впервые нажал на кнопку и записал твой голос». Святейший Патриарх Алексий написал предисловие.

А мой большой друг, к сожалению, тоже трагически ушедший от нас недавно, Юрий Михайлович Лужков помог выпустить книгу.

– Насколько я понимаю, вы приняли крещение уже после того, как написали свои первые молитвы?

– Да, я крестился в 2017 году в храме Покрова Пресвятой Богородицы в Нижней Ореанде. Там, на крымском побережье, мы обычно проводим лето.

Каждое воскресенье после службы на трапезе, где собираются прихожане, я читал свои молитвы. Кстати, ровно через год в том же храме я обвенчался со своей любимой супругой Ириной после 20 лет совместной жизни.

Венчал нас отец Николай, сейчас он владыка Нестор, епископ Ялтинский, гениальный человек, очень образованный и широкой души. Он написал предисловие к моей второй книге.


030 копия.jpg


– Что изменилось в вашей жизни с принятием Православия?

– Прежде всего, у меня появились силы искренне простить всех своих недругов и обидчиков. Жизнь наполнилась новым смыслом. Понимаете, это как свет, освещающий всё, согревающий, дающий надежду.

Также после венчания углубились наши отношения с супругой Ириной. Мы не ссоримся и даже не спорим, единодушно проживая каждый день.

– Ирина вместе с вами занимается детским музыкальным театром и ансамблем «Маленькая страна»?

– Да. Так сложилось, что четыре года назад Господь оставил меня на этой бренной земле после трагического случая с прободной язвой.

Ангел-хранитель нашей семьи, академик Лейла Владимировна Адамян подняла тогда на ноги весь мой родной город Санкт-Петербург.

Меня спасли её друзья, питерские врачи. Уже после мы сидели втроём в ресторане и отмечали чаем мой «второй» день рождения. И вдруг Лейла говорит: «У вас есть «Зелёные фуражки»...

А не хотите создать свой детский театр? У меня и помещение есть – Дом танца. Пользуйтесь!».

Так мы с Ириной создали проект для детей из социально незащищённых слоёв населения: из семей, потерявших кормильца, работу, попавших в сложную жизненную ситуацию.

Дети талантливые, но которых никуда не берут по банальной причине – их родители не могут платить. Все заработанные деньги мы вкладываем в наше будущее, будущее нашей страны.

Я – художественный руководитель театра, а Ирина – генеральный директор. И вы не представляете, как дети её любят. Когда она приходит, все сразу к ней бросаются, чуть не сбивают её с ног. И меня.

И вот мы с ней стоим, как две ёлки новогодние, обвешанные детьми со всех сторон.

Для своих детей я пишу и песни, и стихи. Написал недавно целую поэму «Королевcкий обед», и они ставят у меня очень трогательный и смешной номер в духе английской поэзии.

Ещё вышла книга «Тяпа», я им всем подарил эту книжку, они говорят – а песенку? Написал и песенку про Тяпу. Кстати, недавно мы открыли филиал «Маленькой страны» в Крыму, в Ялте, там у нас уже 45 детей.

И ещё звонил губернатор Севастополя, очевидно, мы и в Севастополе филиал откроем. У нас огромный репертуар. Дети читают мои стихи, басни, молитвы.

Каждый год мы отправляемся в Бари к мощам Святителя Николая Чудотворца, и на трапезе мои дети читают молитвы, поют нашу песню с Паулсом «Радуйся!», она очень красивая.


PHOTO-2018-12-01-13-06-18 копия.jpg


– В вашей творческой копилке очень много произведений для детей. О них обычно как-то забывают, выдвигая на первое место титул поэта-песенника.

– Судите сами, вот недавно вышел мой четырёхтомник, в нём песни, хотя их и немало, занимают лишь одну десятую от всего объёма.

И да, у меня очень много детских стихов. Вот сейчас издательство «Вече» готовит целую серию моих детских книг.

Они хотят всё это издать большим тиражом, как было при Советском Союзе – 100 000 экземпляров.

У них прекрасные художники, к каждому стихотворению предусмотрена иллюстрация. В том же издательстве выйдут «Басни» и «Избранное».

– Расскажите немного о своем загородном доме в Таганьково.

– Этот дом мы снимаем уже много лет у хорошего человека. Очень комфортно я себя здесь чувствую: тихо, мирно и для работы замечательно.

Дом мне нравится. Вместе с нами в нём живут ещё три собаки и четыре кошки – наши любимые питомцы.

Здесь очень хороший участок, жаль, что мы им практически не пользуемся, у нас просто времени нет. Что ещё приятно, когда едешь сюда – дорога радует взор.

Много света. А воздух, которым дышим, просто прозрачный. Как будто пьёшь из источника с чистейшей хрустальной водой.


0206 Февраль 2014 Илюша и Ирина копия.jpg


– Какой инфраструктурой пользуетесь?

– Мы с женой ходим в клуб «Прайд». Он – самый лучший, я думаю, не только в Подмосковье, но и в стране. Там замечательная атмосфера, замечательные люди.

Мы с Ирой особенно любим бассейны: и открытый, и закрытый. Ира плавает 2,5 километра, я – 1 километр. Из ресторанов нам нравится «Марани».

Там мы часто встречаемся с Женей Болдиным. И с нашей любимой Лейлой Адамян. Из магазинов ходим то в «Перекрёсток», то в «Азбуку вкуса».

– Где будете отмечать Новый год и Рождество?

– На Новый год мы, очевидно, пойдём к Аллочке домой – она пригласила. На Рождество Христово будем на службе. Вероятнее всего, в нашем любимом Крыму.

Кстати, мы написали вот сейчас с Сашей Буйновым песню про Рождество, и «Маленькая страна» эту песню записала. Послушайте, она замечательная!

– Что пожелаете к празднику нашим читателям?

– В этой песне есть такие слова: «Рождество, Рождество, в белоснежных одеждах, свет и радость идут под венец, и звенят в Рождество затаённой надеждой колокольчики наших сердец».

Желаю вам, дорогие читатели, чтобы колокольчики ваших сердец звенели звонко, радостно и никогда не умолкали! Многая и благая лета! Аминь.

Автор:
Редакция
Как на праздник
Читать
Вход / Регистрация
Зарегистрироваться через аккаунт
Пароль
Подтвердите пароль
Зарегистрироваться через аккаунт
Для завершения регистрации подтвердите E-mail