Назад

Жизнь как молитва

Жизнь как молитва
Назад

Жизнь как молитва

Илью Резника знают как поэтапесенника, написавшего тексты более 300 хитов советской эстрады. Сам он говорит, что песни занимают лишь одну десятую часть его творческого багажа, в котором сонеты и басни соседствуют с притчами и молитвами. Сегодня всё своё время Илья Рахмиэлевич посвящает детскому театру «Маленькая страна» и духовной поэзии. В интервью Дарье Андреевой он рассказал о новых смыслах и старых друзьях, о любимых местах на Рублёвке, ну и, конечно, о том, где и с кем собирается встречать наступающий 2020-й год.

00:00, 03 января 2020

Илью Резника знают как поэтапесенника, написавшего тексты более 300 хитов советской эстрады. Сам он говорит, что песни занимают лишь одну десятую часть его творческого багажа, в котором сонеты и басни соседствуют с притчами и молитвами. Сегодня всё своё время Илья Рахмиэлевич посвящает детскому театру «Маленькая страна» и духовной поэзии. В интервью Дарье Андреевой он рассказал о новых смыслах и старых друзьях, о любимых местах на Рублёвке, ну и, конечно, о том, где и с кем собирается встречать наступающий 2020-й год.

► Когда говорят «Илья Резник», сразу возникает образ статного мужчины в белом костюме. Этот непременный атрибут ваших концертных выступлений – не дань ли детской мечте о белом кителе морского офицера? Ведь если бы вы не стали поэтом, могли бы стать адмиралом?

Да, может быть. Я действительно мечтал попасть в Нахимовское училище, но в тот год, когда я закончил четвёртый класс и можно было поступать, не было приёма. Хотя я имел привилегию, потому что мой папа погиб на войне. Но, увы. А, может, и слава Богу! Я стал тем, кем я стал. А адмирала я, кстати, играл в спектакле в Ленинградском институте театра, музыки и кино. Спектакль «Океан» по пьесе Штейна – это была наша дипломная работа.

► Значит, не жалеете, что та детская мечта не сбылась?

Нет, не жалею. Потом я долгое время болел театром. Семь лет прослужил в Театре имени Комиссаржевской. Там со мной в одной гримуборной соседствовал гениальный пародист Чистяков. Тогда же я начал писать стихи: для спектакля «Если б небо было зеркалом» Нодара Думбадзе, для сказки «Золушка». Песня «Золушка» получила всесоюзную популярность. И так както постепенно меня затянуло в песенный мир.

► Что-то пишете для исполнителей сейчас?

Очень редко. Ну вот мы написали с Паулсом песню «Мне тебя не хватает» для Серёжи Волчкова, он поет её на концертах. Ещё поёт «Мой путь» на музыку Фрэнка Синатры с моими стихами. Раньше её исполнял Иосиф Кобзон. Сейчас, понимаете, нет исполнителей, для которых хотелось бы писать. Нет куража. В своё время для Аллы Пугачёвой я написал 71 песню, у нас был кураж: сначала пробивались сквозь дебри неприятия, потом надо было, чтобы «заслуженного» Алле дали, потом «народного», переживал за неё. Потом всё устоялось и стало уже не так интересно. Каждый занялся своим делом. Кстати, недавно Алла написала на мои стихи песню «Всё хорошо, ничего не случилось...» – исполняла её на своём последнем концерте.

► Кстати, именно вы первый сказали, что Алла Борисовна не только гениальная певица, но и талантливый композитор...

Да, замечательный композитор, один из лучших для своего времени. Хотя сама Алла достаточно скромно оценивала свой композиторский труд. А вообще она написала музыку к более чем ста песням. На мои стихи, например, это «Три счастливых дня», «Звёздное лето», «Как тревожен этот путь», «Когда я уйду», «Жди и помни меня», «Дежурный ангел», «Канатоходка», «Поднимись над суетой». Писала и на стихи других авторов. Для фильма «Женщина, которая поёт» она сочинила три песни под псевдонимом Борис Горбонос: «Сонет Шекспира», «Приезжай» и, собственно, «Женщина, которая поёт» в соавторстве с Гариным.

 

► В песнях советского прошлого был смысл, а сейчас на эстраде он зачастую отсутствует.

Значит, смысл не нужен. Нужна музыка для ног. Вот и всё. Если человек не умеет писать классические хорошие стихи, он придумывает себе рэп и прочее, что сейчас модно среди молодёжи. Меня иногда спрашивают «Вам нравится рэп?», а я говорю: давайте, изложите на бумаге вот эти стихи, которые вы поёте, а я тогда оценю, здорово это или нет. Всё это слишком просто и к тому же не ново. Рэп ведь был уже в начале 20-х годов: Хлебников и прочие поэты-экспериментаторы. А потом Соня Ротару пела, помните: «Я, ты, он, она – вместе целая страна». Чем не рэп?!

► У каждого поэта свой стиль работы, а как пишете вы?

Да, действительно, у каждого – свой стиль. Лафонтен, например, ходил по Парижу и орал свои басни. Я обычно пишу ближе к полуночи, в темноте. Я не чиркаю восемнадцать вариантов одной строчки, как у Маяковского. Не калякаю для потомков, чтобы потом сказали: ой, как он трудно работал. У меня отбор внутри происходит. Пока не сложится четверостишие, я не переношу его на бумагу. Пишу ручкой, не пользуясь никакими гаджетами. Чтобы не тревожить Ирину ночью, я себе фонариком подсвечиваю или иду на цыпочках в кабинет, записываю стихи, потом возвращаюсь, сплю, потом опять приходит что-то, опять иду, опять записываю. Вот так!

► Над чем вы сейчас работаете?

Сейчас самое главное в моём творчестве – это молитвы. С благословения Святейшего Патриарха Кирилла вышел первый том моей духовной трилогии. Он так и называется – «Молитвы»: там 150 канонических молитв, которые я изложил поэтическим языком. Это традиция русских поэтов: и Сумароков, и Пушкин, и Ахматова – все этим занимались. Второй том «Сотворение мира. Евангельские истории» сейчас уже в типографии. Это книга с красочными иллюстрациями и серьёзным научным сопровождением. Сейчас я пишу уже третий том – «Библейские притчи». Родилось порядка 80- ти притчей. Я считаю, что это самая главная работа в моей жизни, я к этому пришёл.

► Кстати, а как вы к этому пришли?

Вы знаете, это чудесная история, в прямом смысле слова. Свои первые молитвы я написал ещё в 1997 году. В течение десяти дней они на меня буквально спускались, иначе не могу сказать, и я записывал их на клочках бумаги, на газетах, на салфетках. А потом этот поток прекратился так же неожиданно, как и начался. И когда я решил систематизировать записи, я не нашёл ни одной – все они куда-то исчезли. Я был в такой панике. Слава Богу, мне позвонил мой друг, художник-иконописец Игорь Каменев. Мы с ним нередко созваниваемся, он просит: «Илья, почитай мне чтонибудь, а я порисую». И вот Игорь мне звонит, чувствует, что я расстроен. «Что случилось, почему у тебя такой загробный голос?» – «Помнишь, я тебе недавно читал молитвы – они пропали!» – «Не пропали! Я их записал. Сам не знаю почему, я тогда впервые нажал на кнопку и записал твой голос». Святейший Патриарх Алексий написал предисловие. А мой большой друг, к сожалению, тоже трагически ушедший от нас недавно, Юрий Михайлович Лужков помог выпустить книгу.

► Насколько я понимаю, вы приняли крещение уже после того, как написали свои первые молитвы?

Да, я крестился в 2017 году в храме Покрова Пресвятой Богородицы в Нижней Ореанде. Там, на крымском побережье, мы обычно проводим лето. Каждое воскресенье после службы на трапезе, где собираются прихожане, я читал свои молитвы. Кстати, ровно через год в том же храме я обвенчался со своей любимой супругой Ириной после 20 лет совместной жизни. Венчал нас отец Николай, сейчас он владыка Нестор, епископ Ялтинский, гениальный человек, очень образованный и широкой души. Он написал предисловие к моей второй книге.

► Что изменилось в вашей жизни с принятием Православия?

Прежде всего, у меня появились силы искренне простить всех своих недругов и обидчиков. Жизнь наполнилась новым смыслом. Понимаете, это как свет, освещающий всё, согревающий, дающий надежду. Также после венчания углубились наши отношения с супругой Ириной. Мы не ссоримся и даже не спорим, единодушно проживая каждый день.

► Ирина вместе с вами занимается детским музыкальным театром и ансамблем «Маленькая страна»?

Да. Так сложилось, что четыре года назад Господь оставил меня на этой бренной земле после трагического случая с прободной язвой. Ангел-хранитель нашей семьи, академик Лейла Владимировна Адамян подняла тогда на ноги весь мой родной город Санкт-Петербург. Меня спасли её друзья, питерские врачи. Уже после мы сидели втроём в ресторане и отмечали чаем мой «второй» день рождения. И вдруг Лейла говорит: «У вас есть «Зелёные фуражки»... А не хотите создать свой детский театр? У меня и помещение есть – Дом танца. Пользуйтесь!». Так мы с Ириной создали проект для детей из социально незащищённых слоёв населения: из семей, потерявших кормильца, работу, попавших в сложную жизненную ситуацию. Дети талантливые, но которых никуда не берут по банальной причине – их родители не могут платить. Все заработанные деньги мы вкладываем в наше будущее, будущее нашей страны. Я – художественный руководитель театра, а Ирина – генеральный директор. И вы не представляете, как дети её любят. Когда она приходит, все сразу к ней бросаются, чуть не сбивают её с ног. И меня. И вот мы с ней стоим, как две ёлки новогодние, обвешанные детьми со всех сторон. Для своих детей я пишу и песни, и стихи. Написал недавно целую поэму «Королевcкий обед», и они ставят у меня очень трогательный и смешной номер в духе английской поэзии. Ещё вышла книга «Тяпа», я им всем подарил эту книжку, они говорят – а песенку? Написал и песенку про Тяпу. Кстати, недавно мы открыли филиал «Маленькой страны» в Крыму, в Ялте, там у нас уже 45 детей. И ещё звонил губернатор Севастополя, очевидно, мы и в Севастополе филиал откроем. У нас огромный репертуар. Дети читают мои стихи, басни, молитвы. Каждый год мы отправляемся в Бари к мощам Святителя Николая Чудотворца, и на трапезе мои дети читают молитвы, поют нашу песню с Паулсом «Радуйся!», она очень красивая.

► В вашей творческой копилке очень много произведений для детей. О них обычно как-то забывают, выдвигая на первое место титул поэта-песенника.

Судите сами, вот недавно вышел мой четырёхтомник, в нём песни, хотя их и немало, занимают лишь одну десятую от всего объёма. И да, у меня очень много детских стихов. Вот сейчас издательство «Вече» готовит целую серию моих детских книг. Они хотят всё это издать большим тиражом, как было при Советском Союзе – 100 000 экземпляров. У них прекрасные художники, к каждому стихотворению предусмотрена иллюстрация. В том же издательстве выйдут «Басни» и «Избранное».

► Расскажите немного о своем загородном доме в Таганьково.

Этот дом мы снимаем уже много лет у хорошего человека. Очень комфортно я себя здесь чувствую: тихо, мирно и для работы замечательно. Дом мне нравится. Вместе с нами в нём живут ещё три собаки и четыре кошки – наши любимые питомцы. Здесь очень хороший участок, жаль, что мы им практически не пользуемся, у нас просто времени нет. Что ещё приятно, когда едешь сюда – дорога радует взор. Много света. А воздух, которым дышим, просто прозрачный. Как будто пьёшь из источника с чистейшей хрустальной водой.

► Какой инфраструктурой пользуетесь?

Мы с женой ходим в клуб «Прайд». Он – самый лучший, я думаю, не только в Подмосковье, но и в стране. Там замечательная атмосфера, замечательные люди. Мы с Ирой особенно любим бассейны: и открытый, и закрытый. Ира плавает 2,5 километра, я – 1 километр. Из ресторанов нам нравится «Марани». Там мы часто встречаемся с Женей Болдиным. И с нашей любимой Лейлой Адамян. Из магазинов ходим то в «Перекрёсток», то в «Азбуку вкуса».

► Где будете отмечать Новый год и Рождество?

На Новый год мы, очевидно, пойдём к Аллочке домой – она пригласила. На Рождество Христово будем на службе. Вероятнее всего, в нашем любимом Крыму. Кстати, мы написали вот сейчас с Сашей Буйновым песню про Рождество, и «Маленькая страна» эту песню записала. Послушайте, она замечательная!

► Что пожелаете к празднику нашим читателям?

В этой песне есть такие слова: «Рождество, Рождество, в белоснежных одеждах, свет и радость идут под венец, и звенят в Рождество затаённой надеждой колокольчики наших сердец». Желаю вам, дорогие читатели, чтобы колокольчики ваших сердец звенели звонко, радостно и никогда не умолкали! Многая и благая лета! Аминь.

Автор:
Редакция
Жизненно важный витамин С
Читать
Вход / Регистрация
Зарегистрироваться через аккаунт
Пароль
Подтвердите пароль
Зарегистрироваться через аккаунт
Для завершения регистрации подтвердите E-mail