Назад

Как отстоять свои права на семейную собственность за рубежом

Как отстоять свои права на семейную собственность за рубежом
Назад

Как отстоять свои права на семейную собственность за рубежом

Авторская колонка Андрея Козлова, управляющего партнёра адвокатского бюро RussianLegal, о разводах состоятельных семейных пар.

18:56, 16 февраля 2023

«Дача у моря» начиная с середины 2000-х годов превратилась в неотъемлемый атрибут образа жизни многих состоятельных россиян, ставших всё чаще проводить семейные каникулы на собственных виллах с умиротворяющим видом на морские горизонты Лазурного Берега, Марбельи и Лимасола. Разумеется, такие приобретения стали не только излюбленным местом отдыха, но и серьёзной инвестицией, которая в случае развода превращается в один из самых лакомых кусков «семейного пирога».


Тот супруг, которому в безоблачные годы семейной жизни довелось заниматься юридическими формальностями зарубежных покупок, приобретал при разводе мощнейший переговорный рычаг, позволявший говорить с позиции силы: «Испанию ты не получишь. Хватит тебе и квартиры в Москве». Те, кто с такой постановкой вопроса не соглашался, шли в районный суд в надежде на признание их прав на зарубежную недвижимость – и получали, как говорится, от ворот поворот: суды отмахивались от подобных споров, отправляя обделённых супругов в те края, где эти заморские чертоги находились.


Не так давно уверенный шаг к восстановлению справедливости сделал Верховный суд, обязав российские суды открывать двери для раздела зарубежной собственности супругов. Так что брошенное в переговорах «будешь годами судиться на Кипре» завершается не триумфальной победой, а неловкой паузой. Уже точно не годами. И не на Кипре.


shutterstock_34188946.jpg


Так торжествует ли теперь справедливость? Для тех, кто основательно подготовился к обсуждению «зарубежного вопроса», будь то в переговорах или суде, теперь могут усилить свои позиции. Для остальных шансы как были близки к нулю, так и остались. Все дело в том, что инвестиции в иностранную недвижимость осуществлялись, как правило, на офшорные компании или трасты, которые покрывали вуалью реальных бенефициаров недвижимости. В таких случаях довод мужа о том, что виллой владеет не он, а иностранное юридическое лицо, акционер которой – другая компания из Британских Виргинских Островов, предрешает исход спора, оставляя за его рамками то, что всегда, казалось, было собственностью семьи.


Другое дело, если на этот довод будет дан мощный артиллерийский ответ по всем канонам современных российских банкротных процессов, умело срывающих офшорные вуали с фактических владельцев активов. В таком случае найденные в семейных архивах коммунальные счета, SWIFT-поручения, корпоративные доверенности, нотариальные согласия супруга, отчётные документы перед ФНС по КИКам (контролируемым иностранным компаниям. – Прим. ред.) и многие другие доказательства, воссоздающие для суда реальную картину собственности, теперь могут стать весомым вкладом в торжество справедливости.

Автор:
Редакция
Сидим прямо
Читать
Вход / Регистрация
Зарегистрироваться через аккаунт
Пароль
Подтвердите пароль
Зарегистрироваться через аккаунт
Для завершения регистрации подтвердите E-mail